Старые песни о главном

Эй, Джанкой!

«Что значит «Тель-Хай»? — «Это еврейское слово и значит «холм жизни». Мы думаем, что наша жизнь и есть настоящая, к которой придут все люди». Это — диалог крымской журналистки Ольги Лычагиной с девушкой из еврейской коммуны. Тогда, в 1927 году, коммуны ещё существовали. Позже им на смену пришли еврейские колхозы и совхозы.

В Крыму образовались два национальных еврейских района — Фрайдорфский и Лариндорфский, много переселенцев было в Джанкойском районе. Собственно, со станции Джанкой для многих начиналось знакомство с Крымом.

Родом из 30-х годов одна из самых любимых народных песен на идиш, которую крымские старожилы помнят до сих пор: «Эй, Джанкой!»

Мало кто даже из жителей Джанкоя знает, что эта песня была одной из любимых у Пита Сигера, знаменитого американского фолк-певца. Впервые народную песню «Hey! Zhankoye!» он услышал в тридцатые годы в Нью-Йорке, и она сразу крепко запала ему в душу. Музыкальное произведение о Джанкое было напечатано в нескольких сборниках, подготовленных известной собирательницей народных песен Рут Рубин. Эту композицию Сигер перевел на английский язык и потом постоянно исполнял на своих концертах.

Пит не раз приезжал в Советский Союз, а во время поездки в 1964-м он настоял, чтобы в маршрут его путешествия непременно включили Джанкой.

Вот как описывала его впечатления местная газета «Заря коммунизма»:

«Американский гость говорит, что остался очень доволен знакомством с Джанкоем, напомнившим ему расположенный вблизи Нью-Йорка маленький город, в котором он живет с семьей. Пит Сигер был восхищен тем, что город, который сильно разрушили гитлеровцы, восстановлен и, судя по тому, как много здесь делается для благоустройства, в ближайшие годы станет еще краше». Специально для работников типографии и редакции газеты Пит исполнил под банджо несколько популярных музыкальных произведений, в том числе и песню о Джанкое.

С тех пор Пита Сигера в Джанкое считали «своим человеком».

Старший архивист Американского объединенного еврейского распределительного комитета (Джойнт) в Нью-ЙоркеМихаил Мицель:

«В Крыму насчитывалось 85 еврейских коллективных хозяйств, причем не только в национальных районах — Фрайдорфском и Лариндорфском. Евреи, переселявшиеся в Крым, осваивали сельскохозяйственные профессии, технику. В 1924 году была создана агрономическая корпорация Агро-Джойнт для помощи евреям-переселенцам. Поселения при содействии этой организации очень быстро обустраивали всем необходимым: здесь были больницы, школы, детсады, водяные скважины, склады, амбары, помещения для скота и даже электричество. Таким уровнем благоустройства, какой существовал в еврейских колониях, могли похвалиться редкие села в Крыму».

Золотой виноград

Русских и советских поэтов, которых покорила и поразила Ялта, множество. Каждый оставил свои строчки, такие разные и такие подходящие этому чудесному городу.

Можно согласиться, например, с Владимиром Нарбутом, утверждавшим: «Сколько не вымеривай моря, — хватит вдоволь». Или ощутить ветер, который будто подталкивает в дорогу, в стихах Ярослава Смелякова: «Пошире теперь раскрывай глаза. Здесь все для тебя: от земли до небес. Справа — почти одни чудеса, слева — никак не меньше чудес».

На этом фоне блистательных авторов загадкой выглядит одна из самых любимых у ялтинских старожилов песня с таким припевом:

Ялта, где растёт золотой виноград,

Ялта, где ночами цикады не спят,

Ялта, где так весело было с тобой,

Где так солнце палит и, целуя гранит,

Шумит прибой…

Дело в том, что автор этой песни неизвестен. Однако она разительно отличается от народных песен, городского фольклора: хорошие рифмы, прекрасный текст. Ялтинец, профессор Владимир Ежов, член Общественного фонда «Ялтинские энциклопедии», изучая историю этой песни, констатировал, что её пели на геологическом факультете Московского университета в

50-х годах и позже. Песня вошла в сборник, изданный российским палеонтологом Олегом Амитровым. Но автор (или авторы) текста и музыки не указаны.

В ней действительно чувствуется юность, искренность, радость от дороги в чудесный город на берегу Чёрного моря. Могло сложиться так, что пес­ня осталась бы лишь в памяти ялтинских старожилов. Но лет пятнадцать назад её включил в свой репертуар российский певец Евгений Осин. И она зазвучала снова.

Легендарный Севастополь

Остановите на улице первых встречных севастопольцев, спросите, какую песню о своём городе они считают самой лучшей. Они обязательно назовут «Легендарный Севастополь». На днях депутаты Заксобрания города утвердили песню в качестве официального гимна Севастополя.

Впрочем, сами севастопольцы такой её и считали с 1954 года, когда песня на музыку Вано Мурадели и слова Петра Градова впервые была исполнена в городе-герое. С тех пор ни один праздник не обходился без «Легендарного Севастополя». Мелодию припева исполняют куранты на башне Матросского клуба, официальные заседания закрывали и открывали этой песней.

Какое место она занимает в душе севастопольцев, стало понятно после грандиозного скандала девятилетней давности. Сотрудник телерадио­центра Военно-морских сил Украины и поэт-любитель Мирослав Мамчук обнародовал запись «нового гимна Севастополя», положив на оригинальную мелодию собственные стихи. Позже в Кие­ве на возмущение горожан отреагировали так: мол, человек просто перевёл песню на украинский язык. Однако перевод подразумевает полное сохранение смысла текста, а у Мамчака Севастополь стал «белокаменной столицей украинских моряков», появились неведомые «древние русы», казаки. Не гордостью русских моряков стал по этой версии город-герой, а «местом славы и кораблей».

Вряд ли нынче могут появиться в Севастополе желающие «украинизировать» эту песню. Тем более теперь, когда официальный гимн должен исполняться в точном соответствии с утвержденными музыкальной редакцией музыкой и текстом. При официальном исполнении «Легендарного Севастополя» его будут слушать стоя. А за искажение гимна в публичных и общественных местах предусмотрена административная ответственность.